Зачем лингвисты ездят в Бурятию
интервью
Зачем лингвисты ездят в Бурятию
Выпускница филфака МГУ рассказывает, как ездила в село Барагхан изучать язык и есть очень вкусные позы
Время чтения: 5 мин
Зачем лингвисты ездят в Бурятию
Выпускница филфака МГУ рассказывает, как ездила в село Барагхан изучать язык и есть очень вкусные позы
Время чтения: 5 мин
Зачем лингвисты ездят в Бурятию
Выпускница филфака МГУ рассказывает, как ездила в село Барагхан изучать язык и есть очень вкусные позы
Время чтения: 5 мин

Лингвистические экспедиции — это знакомство с новым языком, традициями, да и просто совсем другой жизнью. Таня Бондаренко, выпускница кафедры теоретической и прикладной лингвистики филфака МГУ, ездила на практику в Бурятию три года подряд, с 2014 по 2016. Таня рассказала Baikal.Place, как полюбила Бурятию за искренние улыбки и чай с молоком.

— Расскажи, пожалуйста, о твоей первой экспедиции в Бурятию. С какой целью вы ехали туда?

— Лингвистические экспедиции МГУ в языки малых народов России начались ещё полвека назад. Но мы были первыми, кто поехал в Бурятию. Шесть часов на самолёте Москва — Улан-Удэ, затем почти целый день в маршрутке — и вот мы в селе Барагхан Курумканского района.

Наша экспедиция занимается грамматиками языков — то есть, по сути, определением границ между возможным и невозможным в некотором языке. Мы должны были понять, почему эти границы проходят ровно там, где они проходят. Нас поразило то, насколько в Барагхане жив язык. Это, к сожалению, нечастая ситуация для малых языков России. Заходишь в магазин — и слышишь бурятскую речь. А самое главное — дети разговаривают на бурятском, некоторые до школы совсем не знают русского. Это значит, что язык усваивается, передаётся следующим поколениям, живёт.

Студенты филфака МГУ на практике в 2014 году

− Как и где вы жили в экспедиции?

— Быт в Москве и в Барагхане, безусловно, отличается — Москва всё-таки гигантский город, а Барагхан — небольшое село. В Москве, как минимум, под окнами не ходят коровы.

Многие дети в селе Барагхан не знают русского языка, пока не начинают учиться в школе

Мы жили в бывшем здании администрации, которое некоторое время не использовалось. Но к нашему приезду его привели в хорошее состояние. На первом этаже была кухня и рабочие комнаты, на втором — спальни и комната с вывеской «Касса», которую мы использовали для фонетических экспериментов.

Студенты филфака МГУ на практике в 2015 году
Студенты вместе с жителями села, 2015 год

−Расскажи о культурных особенностях, с которыми вы встретились в поездке?

— В Бурятии интересным образом сочетаются буддистские и языческие традиции. Многие из нас в экспедиции впервые увидели дацаны — это такие буддийские монастыри-университеты. А кто-то впервые столкнулся с шаманизмом. Например, в наш первый день в Барагхане к нам пришел шаман, чтобы совершить обряд над нашим местом проживания. Это нужно было для того, чтобы наше пребывание не омрачалось никакими невзгодами. Для этого понадобились водка, молоко, конфеты и печенье. Кажется, всё сработало — нам в Барагхане жилось действительно очень хорошо.

В Бурятии сочетаются буддистские и языческие традиции

Ещё мы попробовали разные бурятские блюда. В первую очередь это, конечно, буузы (по-русски их называют «позы») — рублёное мясо в тесте, приготовленное на пару. Буузы чем-то похожи на пельмени, но, как мне показалось, гораздо вкуснее. Некоторые участники экспедиции сами учились у жителей села лепить буузы. Это оказалось непростым занятием: нужно определенным образом делать складочки из теста, которых должно быть как можно больше. Мои первые несколько бууз развалились, но потом, мне кажется, я более-менее освоила технику.

Как приготовить бурятские позы, чтобы не получились пельмени

Помимо бууз нам также очень понравился пирог из черёмухи — очень необычно и вкусно! А ещё однажды наша переводчица Санжидма Эмхеновна приготовила нам вкуснейшую уху. Когда мы останавливались на Байкале на пути из Барагхана в Улан-Удэ, мы пробовали отличного омуля. В общем, сплошные гастрономические открытия.

Ленточки развеваются на ветру и символизируют молитвы, которые уносятся в небо.

Но в основном мы, конечно, питались привычной едой: наша экспедиция всегда закупает провиант заранее. Первое, что мы сделали по прилёту в Улан-Удэ, — поехали на рынок закупаться овощами, мясом, крупами и прочими продуктами. Что-то купили на рынке, что-то — в магазине, сложили всё в коробки и повезли с собой в Барагхан. Конечно, на три недели всего сразу не купишь. Поэтому какие-то вещи мы докупали в магазинах Барагхана и соседнего села Курумкан. С какими-то продуктами нам помогали жители села — например, с молоком или некоторыми овощами.

− Расскажи о том, как вы собирали материал для своих исследований?

— В наш первый приезд мы встретились с администрацией села и рассказали о том, как мы работаем и сколько примерно людей нам необходимо для исследования языка. Нам не нужно, чтобы у людей было филологическое образование или какие-то особые лингвистические познания. Главное — чтобы бурятский язык был у человека родным. Нам сразу пошли навстречу, и уже на следующий день к нам пришло около десяти человек. Возраст наших «переводчиков» — так называют информантов в лингвистических экспедициях — очень разный: от 16 до 70. Кто-то одевается по-европейски, кто-то — более аутентично. За три года состав переводчиков частично менялся, но с большинством из них мы работали вместе на протяжении всех трёх лет.

Каждый день в экспедиции проходит как минимум четыре «урока» по 45 минут. Каждому переводчику на урок достаётся один экспедиционер, который с ним работает, то есть задаёт разные вопросы про бурятский язык. «Можно ли вот так сказать по-бурятски?», «А можно ли вот это предложение употребить вот в такой-то ситуации?», «А как бы Вы перевели вот это русское предложение на бурятский?». Помимо этого некоторые экспедиционеры проводили фонетические эксперименты и записывали устную речь — о бурятских преданиях, традициях, истории из собственной жизни наших переводчиков.

Студенты собирают материал для исследований, общаясь с местными жителями

− Опиши в трёх словах свои главные воспоминания об этих поездках?

Тесная связь людей с природой, жизнерадостность и чай с молоком.

− А почему чай с молоком?

В Бурятии принято пить чай именно с молоком. Считается дурным тоном гостю предлагать чай без молока. По-бурятски про него говорят — «черная вода», то есть чай без всего.

Фотографии из личного архива Тани Бондаренко


Читайте также:

8 байкальских топонимов, которые означают не то, что вы подумали

«На Байкале тает лёд». Буряты переделали песню «Грибов»

Как путешественник из Нижнего Тагила объехал Байкал на велосипеде с котом

Комментарии
Отправить
Больше статей