Как режиссер-документалист снимает фильм о проблемах и людях Байкала
Кино
Как режиссер-документалист снимает фильм о проблемах и людях Байкала
«Это фильм о том, что мы имеем, и что можем потерять»
2 145
1
Как режиссер-документалист снимает фильм о проблемах и людях Байкала
«Это фильм о том, что мы имеем, и что можем потерять»
2 145
1
Как режиссер-документалист снимает фильм о проблемах и людях Байкала
«Это фильм о том, что мы имеем, и что можем потерять»
2 145
1

Кинорежиссёр Александр Горновский с 2016 года работает над фильмом «Без Байкала». Разговаривая с местными жителями, учёными и волонтёрами, он пытается разобраться, что же всё-таки происходит с озером. Режиссёр рассказал Baikal.place о летней съёмочной экспедиции и о том, почему Байкал переживает необратимые изменения.

Места Прибайкалья для Александра Горновского не чужие. Он родился в Иркутске, закончил лингвистический университет и уехал в Москву исполнять детскую мечту — снимать кино. В какой-то мере режиссер своих целей добился — диплом ВГИКа, несколько законченных фильмов. Картины «За хлебом» и «Сын» получили различные призы и награды.

Режиссёр взял с собой в экспедицию сына / Фото: Рита Корсика

Для съёмок нового фильма за несколько месяцев Горновский собрал деньги на краудфандинговой платформе «Планета», часть средств вложил сам. Прошлым летом режиссёр с небольшой командой путешествовал по северу Байкала, чтобы запечатлеть дикие места озера. В феврале 2017 года съёмочная группа отправилась в новую экспедицию. На «Планете» сейчас собирают деньги на постпродакшн фильма.

О детстве и мистике

Моя мама была редактором в Восточно-Сибирском издательстве. Заядлая путешественница и авантюристка, она знакомила меня с Байкалом с раннего детства. Мама привила любовь к творчеству. Именно ей я благодарен за свободу мышления. Те детские путешествия по Байкалу определили мой характер — я никогда не боялся новых ситуаций. Отсутствие страха перемен повлияло на мою судьбу — я поехал поступать во ВГИК, начал снимать кино.

Страсть к кинематографу зародилась ещё в детстве. На это повлияли образы, что я видел на Байкале ребёнком: лошади, возникающие из тумана и уходящие в никуда, байкальские льды, среди которых мы застряли на теплоходе, звёздные ночи. Все эти впечатления таинственным образом перемешались, когда в 14 лет мама отвела меня на просмотр фильма «Зеркало» Тарковского. Природные полумистические впечатления Тарковского и мои детские байкальские были очень близки. Так и родилась моя любовь к кинематографу.

Горновский верит в мистику Байкала, и будущий фильм задумал тоже мистическим / Фото: Лев Смородинов

Свой первый таинственный и религиозный опыт я пережил тоже на Байкале, когда в пять лет поздно вечером один ждал маму в палатке. Она долго не возвращалась, и я начал разговаривать с Байкалом, как с неким духом, чтобы он помог разрешить ситуацию. Когда находишься рядом с озером, постоянно чувствуешь присутствие некого живого организма, мощной субстанции. Не могу сказать, что я поклоняюсь духам Байкала, но не верить в то, что ты чувствуешь — невозможно. Наверное, в Сибири мы все немножко язычники.

При подготовке к съёмкам мы нашли работы пейзажного фотографа Алексея Трофимова. Он мистик, и это прослеживается в его работах. Мы хотим идти в этом же направлении. Байкальские места не сравнятся ни с чем по опасности и по неожиданности ситуаций.

Я скучаю по Байкалу, это моя непреходящая боль, моя малая родина, родина, которую невозможно забыть

Здесь есть загадки, необъяснимые вещи. И это мы тоже пытаемся передать.

О документалистике

В документальном кино важна связь режиссёра и оператора. Нужно понимать друг друга с полуслова. Некоторые вещи не объяснишь словами, ведь здесь всё непредсказуемо. С нашим оператором Иваном Помориным мы сняли наши лучшие работы. Документалистика — это умение быстро всё схватить, при этом быть незаметным для героев. Только тогда люди будут вести себя естественно. Поэтому и важна сработанность оператора и режиссёра. В документальном кино никогда не знаешь, что получится. Это путь в неизведанное — чёткого сценария не существует, есть только идея.

Съёмочная группа / Фото: Рита Корсика

Часто, приезжая на место, видишь всё совершенно по-другому. Не так, как планировал в сценарии. Здесь главное не упираться в задуманную идею, а идти от ситуации. В Госкино в советское время был человек, который помогал неопытному документалисту — искал темы, людей, места съёмок. Сценарий рождается на площадке, и так не только в документальном кино. Так снимал Феллини. Тарковский в поздних картинах не давал целиком читать сценарий. Так, артист не знал, чем закончится история и играл естественно. Мне кажется, сейчас идёт тенденция сближения художественного и документального кино.

Чтобы получился качественный продукт, режиссёру важно донести свой замысел до команды, стать вирусоносителем, чтобы все заболели идеей

Документальное кино обогащает режиссёра, даёт ему ощущение жизни — это очень полезный опыт. Если говорить о тех документальных фильмах, которые я люблю, то однозначно — это камерное кино. Отличный пример — фильм Вима Ведерса «Соль Земли».

О героях

Когда я готовился к съёмкам, пересмотрел множество работ о Байкале. Мне показалось, что ни одного серьёзного фильма не сняли. Кажется, что приезжают на пару дней, ни в чём не разбираются, снимают «говорящие головы» и уезжают. В этих картинах нет ощущения Байкала, нет местных жителей, байкальских волков. Я считаю, что кино должно быть о людях, оно должно влиять на зрителя. Картина без развития героя, без катарсиса не имеет смысла. Наш фильм мы хотим сделать с эффектом присутствия, чтобы люди, которые здесь никогда не были, прочувствовали Байкал на физиологическом уровне.

Наш маршрут проходит по местам нетуристическим — на катере мы отправились на самый север. Там дикая природа и люди, убежавшие от цивилизации. Мы хотим показать, чем живут эти отшельники, о чём думают. Байкал — мощное энергетическое место. Оно влияет на судьбы и характер людей, которые здесь живут. Поэтому и проблемы озера они воспринимают как собственные.

В экспедицию отправились трое детей — городские жители, они никогда не бывали в диких условиях / Фото: Рита Корсика

Нам интересны люди, которые пропитаны байкальской природой, независимые, свободолюбивые. Они знают об экологической ситуации не из третьих рук.

Местные жители на протяжении десятилетий наблюдают за озером, видят, как оно меняются, могут сделать выводы — надумана проблема вокруг Байкала или нет

В фильме также появляются учёные — защитники Байкала, путешественники и волонтёры, очищающие берег от мусора.

За несколько дней, проведённых на Байкале, мы сразу повстречали интересных людей. Нас поразила старушка Любовь Николаевна. Она родилась на Малом море в рыболовном посёлке: в 60-е там перестали ловить омуль, все разъехались, но не она. Она всё так же живёт одна в небольшом домике за холмом, зимой катается на коньках, следит за огородом, ухаживает за коровами, поёт песни. В планах снять необычного человека, живущего на севере озера. Он — инспектор «Заповедного Прибайкалья», среди своих его называют губернатором Ушканьих островов. Они с женой убежали от социума, живут среди лесов, охраняют нерпу.

О проблемах Байкала

Наш фильм о том, что мы имеем, и что можем потерять. С Байкалом однозначно происходят изменения, и мы хотим разобраться, какую роль в этом играет человек. Когда я приехал в Иркутск, мне сказали, что просто так воду из озера можно пить уже не везде. Это меня шокировало, ведь в детстве мы спокойно пили её.

В нашем фильме мы затронем тему водоросли спирогиры, которая уже уничтожила ряд озер по всему миру. Расскажем о том, что происходит с байкальской губкой, которая фильтрует воду, о гигантских пожарах, уносящих сотни гектаров леса, о планах строительства на Селенге каскада из трёх ГЭС, которые неминуемо обрушат уровень воды в озере.

Наш гид Сергей Шабуров, в прошлом госинспектор Байкала-Ленского заповедника, считает, что в изменениях, происходящих с Байкалом, во многом виноват человек.

Сейчас пытаются поменять статус Байкало-Ленского заповедника на национальный парк. Если это произойдёт, то всё пойдёт на разрушение

Сейчас в эту сферу приходят люди, далёкие от заповедной системы. Их основная задача — заработать денег. Но заповедники никогда не смогут зарабатывать.

В экспедицию отправились трое детей — городские жители, они никогда не бывали в диких условиях / Фото: Рита Корсика

В пожарах, происходящих на Байкале, по мнению Сергея, тоже виноват человек. Несмотря на то, что очаг возгорания можно обнаружить быстро, есть проблема в отсутствии специалистов. Сломана эффективная система охраны лесов, в Лесной кодекс внесены не лучшие изменения, разрушена школа подготовки кадров. Раньше если пожары и были, то профилактические — делалась пропашка, полосы безопасности, лесопосадки на сотни километров. Сергей рассказывает, что в инспекторы сейчас идут пенсионеры и их жёны, неспособные быстро реагировать на ситуацию, а нужны молодые инициативные люди. Уничтожение лесов приводит к обмелению рек, впадающих в Байкал, а это в свою очередь «бьёт» по уровню воды в озере.

Свалки на Ольхоне — к сожалению, реальность / Фото: Лев Смородинов

Ещё одна проблема — неотлаженная система работы очистных сооружений, отсутствие приёмных пунктов для кораблей. Все отходы выбрасываются в Байкал. Там, где есть большая концентрация теплоходов, мощнее развивается спирогира. Например, на мысе Заворотный (удалённая точка, север Байкала) есть бухта, куда любят заходить корабли для отстоя. Там происходит слив топлива и именно на этом участке есть спирогира. А, к примеру, чуть дальше, где нет кораблей, этой водоросли уже нет.

На Селенге люди уже не пьют воду из реки, воду им привозят. Сергей Шабуров считает, что какие-то подвижки есть — на Ольхоне общими усилиями начали решать проблему свалок. Это происходит, когда подключаются местные жители и волонтёры.

Немного о съёмках

Наша экспедиция была рассчитана на месяц, финансовые возможности не позволяли снимать дольше. Большую часть средств мы вложили сами, часть нашли на краудфандинговой платформе.

Фото: Лев Смородинов

Маршрут, который мы выбрали для съёмок — прибрежная зона Байкало-Ленского заповедника, Ушканьи острова, мыс Елохин, мыс Заворотный, метеостанция «Солнечная», Бурятия.

После съёмок нам предстоят дополнительные расходы на постпродакшн, это 870 000 рублей. Сюда входит качественная цветокоррекция и монтаж, запись оригинального саундтрека и его сведение. В роли композитора выступит Евгений Кадимский. Его музыка состоит из шумов природы — некая симфония звуков. Для этого саундтрека во время экспедиции мы записываем шумы Байкала на специальные микрофоны, а потом отдаём материал Евгению.

Фото: Лев Смородинов

Чем больше людей узнают о проблеме Байкала, тем больше будет возможностей повлиять на её решение. Я считаю, что этим проектом удастся что-то изменить.

Комментарии
(1)
Отправить
Интересно будет глянуть конечный результат!
Показать полностью
Отправить
Показать все комментарии
Больше статей